Форум 655 ИАП(в/ч 40361) прошедшего огонь, воду и медные трубы и его замечательного личного состава
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Говорим обо всем » Оффтоп » Артем Боровик, очерк или пресса о нас (“МИГ” в жизни)
Артем Боровик, очерк или пресса о нас
ViktorДата: Понедельник, 10.05.2010, 09:22 | Сообщение # 1
Генерал-полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 949
Награды: 4
Репутация: 4
Статус: Offline
Всем известно, что журналист Артем Боровик был в Баграме и летал на нашей 11 спарке (техник самолета Стас Пащевский), предлагаю вам ознакомиться с его очерком, посвященным этому событию, который был опубликован в журнале "Огонек".
Кроме того, предлагаю все статьи в прессе и интернет-изданиях, посвященные нашему полку и его истории, скопировать в форум, указав источник. Просьба отнестись к этому серьезно, ведь это наша история, наш след в этой жизни.


Лучше не обещать, чем обещать и не сделать.
 
ViktorДата: Понедельник, 10.05.2010, 09:24 | Сообщение # 2
Генерал-полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 949
Награды: 4
Репутация: 4
Статус: Offline
Очерк Артема Боровика
“МИГ” в жизни

С борта боевого истребителя

А в четыре утра дождь пошел на убыль. Подняв воротник куртки, я вышел из приземистого коттеджика, в котором провел бессонную ночь в обнимку с кондиционером, монотонно перегонявшим внутрь теплый ночной воздух. Он был настоян на незнакомых запахах афганских трав и чуть сладковат от паров отработанного авиационного топлива.

Рассвет занимался вяло, точно сырые поленья вчерашнего костра. На западе призрачно и бесшумно искрами мелькали трассирующие пули. Время от времени раздавался астматический кашель крупнокалиберной пушки.

По взлетно-посадочной полосе, усеянной розоватыми от зари лужами, бежал расхлябанной трусцой лопоухий пес. Взревевший под сотню децибелов истребитель, что стоял неподалеку в ряду других машин, не произвел, судя по всему, на него впечатления.

Дождевые струи, попадая в зону раскаленных выхлопов самолета, испарялись, так и не коснувшись земли.

Крохотная точка, показавшаяся на противоположном конце аэродрома, выросла в зеленый “уазик”, из которого на ходу спрыгнул крепко сбитый человек с защитным шлемом под мышкой и кислородной маской в руке. Это командир эскадрильи истребителей подполковник Карлов. Я бы не дал ему больше тридцати, если бы не совершенно седые волосы и выцветшие — то ли от яростного афганского солнца, то ли от всего здесь перевиденного — глаза. Странное, хотя и часто тут встречающееся, сочетание молодости и ее отсутствия. Она как бы выпита из человека. Своим очень тихим и спокойным голосом он сказал:

— Слетай-ка вмиг к доктору: через десять минут пойдем на “четверке”. Афганцы просят их поддержать. Они зажаты в Ишкамиша двумя бандами. А к тем, по данным разведки, ползет подкрепление — караван с оружием. По нему и надо ударить. Давай, жду здесь. — И Евгений Григорьевич повернулся к улыбчивому, небольшого росточка механику, вытиравшему рукавом синего комбинезона сильно забрызганное дождем и веснушками лицо.

Единственный на всю эскадрилью доктор майор Божко, покритиковав себе в усы мое пониженное от жары давление, протянул крохотный пластмассовый наперсточек с пенящейся, взрывоопасной, как он сказал, смесью из глюкозы, аскорбинки и чего-то еще:

— Через минуту давление будет истребительное. Вкусно?

— Отвратительно.

— Тело военного летчика, — доктор назидательно поднял палец, — ему не принадлежит. Оно — средство выполнения боевой задачи и потому обязано функционировать четко, без сбоев. Как бортовой прибор. В противном случае оно работает на врага.

В соседней комнате, предназначенной для отдыха тех, кто уже “отбомбился”, стоит самодельный бильярдный стол. В момент взлета и посадки “МиГов” играть на нем могут лишь истинные асы: шары, точно зубы в январский колотун, отбивают мелкую дробь. Доктор выбирает из груды защитных шлемов, лежащих на соседнем столе, подходящий мне по размеру, достает кислородную маску, шлемофон и еще целый ворох аппаратуры, которую приходится надевать, уже влезая в кабину “спарки”.

Карлов сидит впереди и, разложив на коленях карту, еще раз разглядывает мелкие ориентиры. Он сразу сливается с самолетом в одно органичное целое. Ручка управления становится продолжением рук, педали — ног. Отныне вся мощь истребителя — его мощь.


Лучше не обещать, чем обещать и не сделать.
 
ViktorДата: Понедельник, 10.05.2010, 09:26 | Сообщение # 3
Генерал-полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 949
Награды: 4
Репутация: 4
Статус: Offline
(продолжение)
Я пристегиваю подвесную систему, а она накрепко прижимает меня к креслу. Ощущение — словно тебя забетонировали. Все те свободы, которыми располагает человек, свелись к одной-единственной — свободе выбора между вдохом и выдохом. Резиновая трубка кислородной маски КМ-32 пуповиной связывает меня с истребителем. Доктор, балансируя на лесенке, приставленной к борту, указывает на два рычага.

— Главное твое задание, — кричит он, чтобы я услышал сквозь шлем, — их не трогать! Только в крайнем случае — это катапульта!

Естественно, воображение красочно, с захватывающими дух подробностями рисует ту самую ситуацию, в которой необходимо потянуть один из рычагов. А что, если при катапультировании между приборов застрянет нога? А вдруг заклинит фонарь? В этот момент из маски ударяет горячая струя кислорода, и дышать становится легче.

Карлов привычным взглядом окинул приборы: все стрелки, словно подчиненные, на месте. Опробуем бортовые системы — навигации, ограничения углов атаки и СПУ — самолетное переговорное устройство.

Нажимаю на рычаг слева, и фонарь с шипением опускается. Захлопываясь, он металлически щелкает, отрезая меня от внешнего мира. Капли пота катятся из-под маски, застилают едкой пеленой глаза.

Карлов запускает двигатель и начинает медленно выруливать на взлетно-посадочную полосу. Позади, на десятки метров от самолета, струится, жмется к земле трава. Проплывает слева фигурка доктора. Он машет рукой и что-то беззвучно, как в немом кино, говорит.

— Он всегда провожает нас перед вылетом, — Карлов кивает на доктора. Его спокойный голос, пройдя через проводки СПУ и став искусственно-механическим, раздается прямо в ушах. — Грехи нам отпускает.

“МиГ-23” замер на месте. Он нервно мелко дрожит. Точно сеттер, сделавший стойку. Дрожь передается и тем, кто внутри. Карлов запрашивает взлет. Еще мгновение — и он включает форсаж: истребитель, истосковавшись по небу за ночь, срывается с места.

— Нет, старик, — слышу голос Карлова, — не ищи кнопку вызова стюардессы: кофе нам с тобой она все равно не принесет.

Даже взлет в Кабульском или Кандагарском аэропортах (над последним, как известно, был сбит самолет компании “Ариана” с 52 пассажирами на борту) по сравнению с этим смахивает на пасторальную идиллию. Здесь тебя не окружают со всех сторон успокоительно урчащие вертолеты, которые отстреливают тепловые имитаторы цели, тем самым защищая пассажиров авиалайнера от возможной атаки самонаводящимися ракетами класса “земля — воздух”. Здесь с самого момента отрыва от ВПП летчика не покидает ощущение, что за ним наблюдают десятки пар враждебных глаз, выглядывающих из замаскированных пещер, точно спаренные пулеметы.

Набрав за считанные мгновения пять тысяч девятьсот, мы проскакиваем сквозь промоинку в облаках и дальше идем на этой высоте с курсом ноль, стараясь не отставать от ведущей пары больше чем на шестьсот метров.

Синхронизм даже едва заметных действий летчиков доведен до того, что кажется, будто он распространяется и на биение их сердец.

Мысли и ощущения с дикой скоростью проскакивают сквозь насытившийся кислородом мозг. Они улетают назад, оставаясь в “отработанном”, как говорят авиаторы, пространстве. Горизонты раздвигаются, и взором удается объять почти беспредельный простор. И он становится частью тебя, а ты — крупицей его.

Сквозь предрассветную дымку видно, как, озираясь по сторонам, словно под пулеметным огнем, поднимается из-за горизонта медная каска солнца. Точно из окопа.

На пятой минуте полета возникает ощущение, что истребитель на манер вертолета неподвижно завис, а вот планета внизу раскручивается все быстрее и быстрее. От горизонта откалываются горы, отрываются аквамариновые озера и глинобитные кишлаки. Они уносятся назад, словно за спиной установлен мощнейший пылесос, всасывающий в себя впереди простирающееся пространство.

Гром двигателя остается позади, а ты оказываешься в объятиях высотной немоты. И потому отчетливо слышишь даже слабый шорох в кабине. Потрескивает иссохшийся клей в корешке записной книжки. В кармане бессмысленно хрустнул бумажный рубль, случайно захваченный из иных широт. Чем выше от земли, тем ниже его цена.

Истребители так высоко воспарили над землей, что, глянув из поднебесья вниз, невольно задаешься вопросом: а как же с этакой высоты спуститься?

— Снижаемся, — спокойно констатирует Карлов. — Глянь налево и вперед — вон караван “духов”. Сейчас мы их заставим маленько понервничать.

Сквозь прорехи в облаках виден растянувшийся по пересохшему речному руслу караван. Около сотни вьючных и десятка полтора машин, груженных оружием и боеприпасами.


Лучше не обещать, чем обещать и не сделать.
 
ViktorДата: Понедельник, 10.05.2010, 09:27 | Сообщение # 4
Генерал-полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 949
Награды: 4
Репутация: 4
Статус: Offline
(продолжение)
За караваном — шлейф пыли, скрывающей следы тойотовских автопокрышек и отпечатки верблюжьих копыт. Это — страшный след. Он всегда берет начало в Вашингтоне, проходит через Пакистан и неизменно ведет к убийству. Чудовищному по жестокости. Оно основано не столько на религиозном фанатизме, сколько на долларах США. Америка хорошо платит за убийство. Похоже, в кабинете директора ЦРУ висит прейскурант, позаимствованный из ближайшей мясной лавки. Хорошо платит У.Кейси за голову активиста НДПА. Поменьше — за сочувствующего революции. Можно нажить целое состояние, подорвав мирный госпиталь или роддом. Я видел грудных детей-инвалидов, женщин с обожженными, когда-то красивыми лицами, старика-пахаря, лишенного минным осколком рук. Вот кого прикрывают своими крыльями советские летчики в Афганистане. Америка, поднаторев во Вьетнаме, вкладывает в массовое политическое убийство, творимое в ДРА, всю свою выдумку, воображение и душу.

…Вынужденные работать на максимальных параметрах по высоте и скорости, чтобы избежать поражения “Стингером”, ПЗРК и ЗГУ, мы прошили облака на высоте пяти тысяч. Снизились до трех и начали заходить со стороны солнца, взяв светило себе в союзники. В его задачу входило слепить “духов” и одновременно вызывать на себя самонаводящиеся на тепловой источник ракеты.

Сквозь “телевик” фотоаппарата хорошо видно, как спешившиеся и повыскакивавшие из машин маленькие фигурки стали быстро набрасывать на животных и автомобили маскировочные сетки. Их ощерившиеся пулеметы застрочили лишь тогда, когда все четыре истребителя уже проскочили над караваном, а бомбы полетели вниз…

И тогда фотоаппарат потяжелел килограммов на пятнадцать, а руки бессильно упали на колени, точно притянутые мощным магнитом. Это Карлов начал резко выходить из пикирования, выполняя противозенитный и противоракетный маневры. Резко потемнело в глазах, и возникло ощущение, что вся кровь ушла вниз. Вспомнив совет доктора, я изо всех сил напряг мускулы ног, чтобы сузившиеся сосуды сдержали резкий ее отток.

Внизу дыбилась земля, клубилась пыль вперемешку с крошевом дрогнувших скал.

Пристроившись позади ведущей пары и набрав прежнюю высоту, мы пошли обратно на Баграм, к аэродрому. От нескольких секунд, что длилась бомбежка, не осталось ничего, кроме внезапно нахлынувшей сильной усталости.

Мы миновали Саланг, и потом, чуть южнее, Карлов, отстав от остальных истребителей, сильно сбросил высоту, почти на бреющем прошел над одним из горных склонов.

— Тут. Вот тут наш Толик погиб.

…За время, проведенное в Баграме, о подполковнике Левченко, чей истребитель был подбит бандитами, я слышал много рассказов. Это был весельчак, душа эскадрильи, человек, покорявший всех своим чисто русским удальством. На земле его тянуло в небо. А в небе — на землю, к друзьям, к семье. Когда получал письма от жены, словно взлетал. Он ждал каждой весточки от нее, потому что в Афганистане так необходимо быть уверенным, что ты здесь и она там параллельно идете в своих переживаниях, мыслях, тоске. Что между вами — “полный синхронизм” в чувствах. Как между ведущим и ведомым — в небе.

Когда человек умирает, образуется “черная дыра”, которую ничем не восполнить. Люди вспоминают его, каким он был незадолго до смерти, предчувствовал ли судьбу? Доктор показывал мне фотографию Анатолия Левченко, сделанную незадолго до гибели. Но никакой “печати смерти” на его улыбавшемся лице не было. Всем своим видом он как бы говорил: “Ребята, я чертовски люблю жизнь. А в ней мне здорово повезло с друзьями. И тем я счастлив”. С таким настроением взлетел он тогда, чтобы никогда и нигде не приземлиться.


Лучше не обещать, чем обещать и не сделать.
 
ViktorДата: Понедельник, 10.05.2010, 09:29 | Сообщение # 5
Генерал-полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 949
Награды: 4
Репутация: 4
Статус: Offline
(окончание)
…Весь оставшийся путь до аэродрома мы прошли молча. Но в голове пульсировали хриплые надрывные строки Высоцкого:
Он кричал напоследок,
в самолете сгорая:
“Ты живи, ты дотянешь!” —
доносилось сквозь гул.

Мы летали под богом,
возле самого рая,
Он поднялся чуть выше
и сел там,
Ну а я до земли дотянул…

Прилетев обратно, Карлов оставил самолет на попечение механиков. Я сбросил амуницию, сел на горячую траву сбоку от ВПП. Ноги слегка затекли, а в ушах все еще ревел двигатель истребителя. Я посмотрел на часы. Полет длился ровно 39 минут 45 секунд. Но разве соответствует одна секунда, прожитая на высоте пять тысяч девятьсот да при скорости звука, обычной земной секунде? Сколько оказалось втиснутым в узкие временные рамки…

Если и впрямь жизнь — длительный перелет из детства в старость, то только что я преодолел немалый отрезок из отведенного мне “километража”.

…Вечером допоздна сидим у доктора. Молчит аэродром. Спят, почти касаясь друг друга кончиками крыльев, истребители. Карлов курит сигарету за сигаретой, с силой выдыхая тонкую струйку дыма. Когда он затягивается, лицо его оранжево вспыхивает. Один из летчиков настраивает трескучий радиоприемник, говорящий и поющий на всех языках мира.

Мы укладываемся спать. Но все долго еще лежат, глядя в темноту. Тихо дышат. Слышно лишь, как пиликает на своей миниатюрной скрипке афганский сверчок.

статья взята Отсюда


Лучше не обещать, чем обещать и не сделать.
 
vremya74ruДата: Понедельник, 10.05.2010, 16:50 | Сообщение # 6
Генерал-майор
Группа: Проверенные
Сообщений: 448
Награды: 2
Репутация: 2
Статус: Offline
Витя, привет! а разве он не у Бастюка летал?

Скитаний ты не знал, не бедствовал - напрасно, лица ручьями слез не омывал - напрасно, ожогов на сердце пока страшился ты, пока жалел себя, - существовал напрасно. Омар Хайям
 
ViktorДата: Понедельник, 10.05.2010, 16:59 | Сообщение # 7
Генерал-полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 949
Награды: 4
Репутация: 4
Статус: Offline
Он летал на 11 спарке у Стаса

Лучше не обещать, чем обещать и не сделать.
 
vremya74ruДата: Понедельник, 10.05.2010, 17:00 | Сообщение # 8
Генерал-майор
Группа: Проверенные
Сообщений: 448
Награды: 2
Репутация: 2
Статус: Offline
значит я уже подзабыл! sad

Скитаний ты не знал, не бедствовал - напрасно, лица ручьями слез не омывал - напрасно, ожогов на сердце пока страшился ты, пока жалел себя, - существовал напрасно. Омар Хайям
 
bastuykДата: Суббота, 15.05.2010, 11:54 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 1390
Награды: 8
Репутация: 6
Статус: Offline
НИФИГА ТЫ НЕ ЗАБЫЛ РОБЕРТ.ЭТО ВИТЕК ПРИЗАБЫЛЛЛЛЛЛЛЛ.
....ОН У МЕНЯ ЛЕТАЛ С КАРЛОВЫМ.
И ОН ОДИН РАЗ ЛЕТАЛ.
И ОЧЕРК НАПИСАЛ ....КАК КАРЛУХА ПОЯВИЛСЯ ИЗ ТОЧКИ ПОТОМ ИЗ УАЗИКА.ДОЛГО МЫ СМЕЯЛИСЬ. И ПЯТИ ТЫСЯЧ РАЗГЛЯДЕЛ СЛЕДЫ ВЕРБЛЮДА.
МЫ ЕЩЕ КАРЛУХУ ПОДКАЛЫВАЛИ С РОГАЛЕВЫМ ЧТО ПОЯВИЛСЯ ИЗ ТОЧКИ.ХОТЯ ОН С ВЫСОТКИ ПЕШКОМ ПРИШОЛ.А ГРИГОРИЧ А ПРО СЕБЯ ЧИТАЛ-механик весь в масле вылез не понятно от куда. biggrin


Если бы БОГ посмотрел тебе прямо в глаза и сказал:
-Повелеваю, чтобы ты был счастлив в этом мире, доколе жив!
Что бы ты сделал?


Сообщение отредактировал bastuyk - Суббота, 15.05.2010, 12:02
 
ЮджинДата: Суббота, 15.05.2010, 18:26 | Сообщение # 10
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 154
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
Муханик!!!!!!!!! biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin
 
ViktorДата: Понедельник, 17.05.2010, 20:32 | Сообщение # 11
Генерал-полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 949
Награды: 4
Репутация: 4
Статус: Offline
А мне кажется, что механик был, Пашка Болдачевский вполне под описание подходит, может он тебе тогда помогал?

Лучше не обещать, чем обещать и не сделать.
 
bastuykДата: Вторник, 18.05.2010, 18:56 | Сообщение # 12
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 1390
Награды: 8
Репутация: 6
Статус: Offline
БОРОВИКА Я В КАБИНУ САЖАЛ.
НУ МОЖЕТ ОН И ПАШУ ИМЕЛ В ВИДУ КТО ЗНАЕТ. biggrin :D biggrin
ОН же нам об этом не поведал. biggrin


Если бы БОГ посмотрел тебе прямо в глаза и сказал:
-Повелеваю, чтобы ты был счастлив в этом мире, доколе жив!
Что бы ты сделал?


Сообщение отредактировал bastuyk - Вторник, 18.05.2010, 18:57
 
vremya74ruДата: Четверг, 20.05.2010, 18:19 | Сообщение # 13
Генерал-майор
Группа: Проверенные
Сообщений: 448
Награды: 2
Репутация: 2
Статус: Offline
аааааа!!!!! значит не совсем старый!!!! помню!!! мы еще смеялись над тобой, Серега, как он про тебя написал :"..... маленький, голубоглазый техник самолета"!!!

Скитаний ты не знал, не бедствовал - напрасно, лица ручьями слез не омывал - напрасно, ожогов на сердце пока страшился ты, пока жалел себя, - существовал напрасно. Омар Хайям
 
bastuykДата: Суббота, 29.05.2010, 18:15 | Сообщение # 14
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 1390
Награды: 8
Репутация: 6
Статус: Offline
БЫВАТ И ХУЖЕ НО РЕЖЕ. biggrin biggrin biggrin

Если бы БОГ посмотрел тебе прямо в глаза и сказал:
-Повелеваю, чтобы ты был счастлив в этом мире, доколе жив!
Что бы ты сделал?
 
Форум » Говорим обо всем » Оффтоп » Артем Боровик, очерк или пресса о нас (“МИГ” в жизни)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2006 Создать бесплатный сайт с uCoz